Раздвигать границы. Желание и воображение в буддийском пути.

24.02.2017

Как сказал однажды Будда, все явления коренятся в желании. Всё, что мы думаем, говорим или делаем — любой опыт — происходит от желания. Даже мы сами происходим от желания. Мы переродились в своём нынешнем состоянии, потому что желаем быть. Осознанно или нет, наши желания изменяют наше ощущение того, кто мы есть. Желание — это наш способ занять своё место в причинно-следственной матрице пространства и времени. Единственное, что не коренится в желании — это нирвана, потому что это прекращение всех явлений, и лежит она за пределами даже того, что Будда обозначает словом «всё». Но путь, который приводит к нирване, коренится в желании — в умелых желаниях. Путь к освобождению раздвигает границы умелых желаний, чтобы увидеть, как далеко они могут простираться.

Идея умелого желания может выглядеть странно, но зрелый ум интуитивно стремится к желаниям, которые он считает умелыми, и отбрасывает те, которые он воспринимает как неумелые. Главное желание каждого — желание счастья. Все остальные желания — это стратегия достижения счастья. Вам нужен iPod, сексуальный партнер, или опыт внутреннего умиротворения, потому что вы думаете, что это сделает вас счастливыми. Поскольку такие вторичные желания являются стратегией, они следуют некоей схеме. Они происходят от неоформленного ощущения недостатка и ограниченности; они используют ваши способности восприятия, чтобы определить причину ограниченности; они использую вашу способность творческого воображения, чтобы выработать решение.

Но, несмотря на эту общую закономерность, желания не единообразны. Каждое из них предлагает своё восприятие того, чего не хватает в жизни, а также свой образ подходящего решения. Желание перекусить происходит от восприятия физического голода и предлагает решение в виде бутерброда с сыром. Желание взобраться на гору основывается на других видах голода, — на голоде достижений, приятного возбуждения, самообладания, — и удовлетворять его нужно другим способом. Независимо от желания, если решение действительно ведёт к счастью — это желание будет умелым. Если это не так — значит, не будет. Однако, желание, которое представляется умелым, но может привести только к обманчивому или временному счастью, не стоит усилий, которых оно требует. Поэтому мудрость начинается с мета-желания, желания научиться распознавать умелые и неумелые желания такими, какие они есть в действительности.

Неумелые желания могут приносить страдание разными способами. Иногда они нацелены на невозможное: не стареть, не умирать. Иногда они основаны на возможностях, осуществление которых требует дурных средств — таких как ложь или жульничество, чтобы получить повышение на работе. Или цель, когда она достигнута, не может по-настоящему обеспечить вам счастье. Даже вершина Эвереста может стать разочарованием. Даже если это не так, вы не сможете остаться там навсегда. Когда вы спуститесь, у вас не останется ничего, кроме воспоминаний, которые могут спутаться и поблекнуть. Если вы поступали низко или вредоносно, чтобы взойти на вершину, память об этом выжжет все воспоминания об удовольствии пребывания там.

Вдобавок, желания часто тянут вас в разные стороны. Ваше желание секса, например, может мешать вашему желанию умиротворения. В самом деле, конфликт между желаниями предупреждает нас о том, какими мучительными могут быть желания. Это относится и к тому, как каждое желание говорит, убеждает, спорит и запугивает, чтобы получить власть. И то, что желание является умелым, ещё не означает, что оно будет более умелым в этом споре, чем неумелое желание; неумелые желания часто могут быть более непреклонными, более напористыми и ловкими в достижении своих целей. Это значит, что мудрость состоит и в том, чтобы научиться разрабатывать стратегию, научиться укреплять умелые желания так, чтобы менее умелые к ним прислушивались. Так желания можно обучить работать вместе в целях достижения большего счастья. Вот как работает зрелый и здоровый ум: диалог идёт не столько между разумом и желанием, сколько между надёжными желаниями и ненадёжными.

Но даже в зрелом уме диалог часто приводит к компромиссам, которые в действительности бессмысленны: обрывки чувственного удовольствия, проблески внутреннего покоя, и ничего действительно удовлетворительного в целом. Некоторые перестают терпеть компромиссы, остаются глухими к разумным желаниям и настраиваются на достижение мгновенного удовлетворения, — весь секс, вся власть и деньги, до которых возможно дотянуться. Но когда неистовство удовлетворения исчерпывается, на то, чтобы устранить неблагоприятные последствия может потребоваться не одна жизнь. Другие люди делают всё возможное, чтобы достичь компромисса между желаниями, пытаясь найти покой в том, чтобы не стремится к тому, что им видится неосуществимым. Но такой покой тоже является следствием внутренней глухоты, он отрицает истину, из которой исходят все желания: жизнь в рамках бесконечных ограничений  невыносима.

Оба эти вида людей разделяют убеждение в том, что подлинное, безграничное счастье находится вне пределов досягаемости. Их воображение настолько неразвито, что они даже представить себе не могут, что подлинное, безграничное счастье возможно и в этой жизни.

Будда был особенным потому, что он никогда не снижал уровня притязаний. Он представлял себе окончательное счастье, — настолько свободное от ограничений и недостатка, что не остаётся никакой необходимости для дальнейшего желания, — и наделил это желание счастья наивысшим приоритетом. Приведя все другие свои желания к диалогу с желанием счастья, он исследовал различные стратегии, пока не нашёл единственную, помогающую добиться конечной цели. Эта стратегия стала его основным наставлением, — наставлением о четырех благородных истинах.

Большинство из нас, глядя на четыре благородные истины, не понимает, что все они относятся к желанию. Нас учили, что Будда оставил желанию только одну роль — оно причина страдания. Он говорил, что причина страдания должна быть устранена, и это звучит, как будто он отрицает любую положительную роль желания и его конструктивных спутников: творчества, воображения и надежды. Такое мнение, однако, упускает из виду два важных момента. Первый, — что все четыре истины излагают основы динамики желания в его собственных терминах: восприятие недостатка и ограниченности, воображение решения и стратегия достижения. Первая истина учит об основном недостатке и ограничении нашей жизни — привязанности, которая лежит в основе страдания, — тогда как вторая истина указывает на типы желаний, которые приводят к привязанности: чувственные желания, желания становления и уничтожения. Третья истина раздвигает границы нашего воображения так, чтобы оно могло вместить возможность того, что привязанность возможно полностью преодолеть. Четвертая истина, путь к прекращению страдания, показывает, как выработать стратегию преодоления привязанности и устранения её причин.

Второй момент, который часто упускают из виду, состоит в том, что благородные истины допускают две роли желания, в зависимости от умелости или неумелости желания. Неумелые желания причиняют страдание, умелые желания составляют часть пути к прекращению страдания. Умелое желание ослабляет неумелое желание, но не подавляя его, а приводя ко всё более и более высоким уровням удовлетворенности и благополучия так, что неумелым желаниям просто не остаётся места. Эта стратегия умелого желания чётко обозначена в рамках фактора пути, который называется правильным усилием:

А что такое правильное усилие? При этом монах (в данном случае любой, кто осваивает искусство медитации) вызывает у себя желание, прилагает все силы, вырабатывает настойчивость, поддерживает и проявляет свое намерение ради предотвращения возникновения еще не возникших вредных, неумелых качеств ума … ради устранения уже возникших вредных, неумелых качеств … ради возникновения еще не возникших умелых качеств … ради поддержания, сохранения, увеличения, обилия, развития и совершенства уже возникших умелых качеств. Вот что называют правильным усилием.

DN 22

Как видно из этой формулировки, ключевыми элементами в замене неумелых качеств ума умелыми служат желание, настойчивость и намерение. Желание дает начальный толчок и направляет к правильному усилию, а настойчивость даёт силу придерживаться его. Из этих трех факторов наиболее сложным является намерение. Палийское слово, используемое здесь, citta, также означает «ум», и в этом смысле оно значит, что весь ум нужно привлечь к работе, — все ваши силы восприимчивости, сообразительности, различения и изобретательности. Не нужно, чтобы ваш ум был расщеплён в этом деле; нужно, чтобы все силы ума работали сообща.

Эти три качества — желание, настойчивость и намерение — лежат в основе любой попытки овладеть навыком. Поэтому вступая на путь, полезно размышлять о том, как вы раньше использовали эти качества, чтобы овладеть навыками. Будда указывал на это в многочисленных сравнениях человека, который следует пути, с мастером-ремесленником — музыкантом, плотником, врачом, акробатом, поваром. Как и в любом навыке, для развития пути нужно предпринять множество шагов, но четыре из них стоят особняком.

Первый из них, — использовать изобретательность, чтобы бороться с хором внутренних голосов, пытающихся отговорить вас от усилия быть умелыми. Эти голоса похожи на изворотливых адвокатов, защищающих глубоко укоренившиеся интересы попавших в опасность неумелых желаний. Нужно быть сообразительным и бдительным, чтобы противодействовать их доводам, ведь они могут подступить с любой стороны, они могут казаться честными и мудрыми, хоть это и не так. Вот некоторые из доводов, которые эти голоса могут использовать, а также несколько действенных ответов:

Попытки управлять своими желаниями противоестественны. На самом деле, вы всё время управляете своими желаниями, когда предпочитаете одно желание другому, так почему бы не научиться делать это умело? К тому же, есть много людей, которые были бы безмерно счастливы поуправлять вашими желаниями вместо вас, — подумайте обо всей той рекламе, что настойчиво требует вашего внимания — так что лучше оставить управление желаниями в более надежных руках: в ваших собственных.

Попытка изменить свои желания — это нападение на самого себя. Этот довод срабатывает только если вы укрепляете представления о своей личности, — которая на самом деле просто мешок желаний, — больше, чем они того заслуживают. Этот довод можно перевернуть с ног на голову, отметив, что раз ваше «я» постоянно изменяет стратегию достижения счастья, можно попробовать изменить «я» в направлении, которое с большей вероятностью приведет к подлинному счастью.

Мысли об «умелых» и «неумелых» желаниях — двойственны и оценочны. Вы не хотите, чтобы ваш автомобиль чинил недвойственный механик, или чтобы вам сделал операцию на мозге недвойственный хирург. Вам нужны люди, которые отличают умелое от неумелого. Если вы действительно цените свое счастье, вы будете требовать такого различения от человека, который за него отвечает: от себя самого.

Это слишком целеустремленно. Просто прими всё как есть. Каждое желание говорит вам, что вещи в настоящем ограничены или недостаточны. Вы или принимаете желание, или миритесь с недостатком. Принимать сразу и то, и другое, значит отрицать, что в них есть хоть какая-то настоящая правда. Попытка мирно существовать в напряжении между этими двумя — на «пути не-жаждания» избавиться и от того, и от другого — это то, что Будда называл ограниченной невозмутимостью, а один из тайских лесных мастеров называл невозмутимостью коровы.

Всё это тщетные попытки противостоять божественным и таинственным силам. Желание кажется неодолимым и таинственным только потому, что мы не знаем своих умов. Если мы продолжим лепить ярлык «божественное» или «космическое» на силы, которые нам непонятны, к чему это нас приведет?

Спор с неумелыми желаниями требует слишком много труда. Рассмотрим другой вариант: бесконечно блуждать в поисках счастья от одного набора ограничений к другому, и всё же обнаруживать, что счастье всегда ускользает, снова и снова принимать одно желание в этот момент и переключаться на другое в следующий. Правильное усилие, по крайней мере, даёт вам устойчивое положение. Оно не добавляет больше настойчивых желаний в эту хаотичную мешанину; оно предлагает способ разобраться с беспорядком. Путь Будды позволяет сохранить надежду на безграничное счастье, которому на всём протяжении пути предшествуют всё более утонченные и надежные уровни счастья. Одним словом, вариант Будды на самом деле более приятен и требует меньше работы.

После того, как вы уняли эти голоса, следующим шагом будет принятие ответственности за свои действия и их последствия. Это требует готовности учиться на своих ошибках. Несколько лет назад один социолог изучал студентов-нейрохирургов, чтобы выяснить, какие качества отличают тех, кто успешен, от тех, кто терпит неудачу. В конечном счете, в их интервью он обнаружил два вопроса, определяющих главное различие. Он спрашивал студентов: «Совершали ли вы когда-нибудь ошибки? Если да, что было самой большой ошибкой, которую вы когда-либо совершали?» Те, кто не был успешен в обучении, неизменно отвечали, что они редко ошибаются или возлагали ответственность за ошибки на факторы, которые им неподвластны. Те, кто преуспел в обучении, не только признавались во множестве ошибок, но и выражали намерение не повторять эти ошибки в будущем.

Будда побуждал к такому же зрелому отношению в первых наставлениях к своему сыну Рахуле. Он говорил, что Рахуле нужно обращать внимание и на свои намерения, прежде чем действовать, и на результаты своих действий, как во время самого действия, так и после того, как оно совершено. Если Рахула видел, что его намерения приведут к тому, что он навредит себе или другим, ему не следовало действовать в соответствии с такими намерениями. Если он видел, что его мысли, слова или поступки действительно причиняют вред, он должен был остановиться и принять решение никогда не повторять таких действий, но в тоже время не впадать в сожаление. Если же, с другой стороны, он не видел никаких вредных последствий, происходящий от его действий, он мог радоваться тому, что продвигается по пути, и использовать эту радость, чтобы подпитать свою постоянную практику.

Хотя Будда предназначал эти наставления семилетнему ребенку, принцип, обрисованный ими, важен на любом этапе практики. Весь путь к пробуждению состоит в том, чтобы придерживаться желания всегда совершать наиболее умелые действия; путь развивается по мере того, как совершенствуются ваши представления об «умелости». Если вы действуете, исходя из неумелого желания, принимайте ответственность за последствия, используйте их, чтобы воспитывать это желание в том отношении, в каком оно отклоняется от правильного пути. Хотя желания могут быть необыкновенно неподатливыми, все они преследуют общую цель — счастье — и это может стать основой эффективного диалога: Если на самом деле желание не даёт счастья, это противоречит смыслу его существования.

Лучший способ удостовериться в этом — постоянно отслеживать связь между желанием и действиями, которые от него происходят, и между действиями — и их последствиям. Если желание нацелено на счастье, которое приносит страдание другим, замечайте, как их желание счастья приводит их к действиям, разрушающим счастье, которого ищете вы. Если желание нацелено на счастье, основанное на том, что может стареть, болеть, умирать или покидать вас — замечайте, как это обстоятельство предопределяет вашу неудачу. Затем замечайте, что горе, происходящее от действий в соответствии с такими желаниями, имеет всеобщий характер. Это касается не только вас. Каждый, кто действовал, действует или будет действовать, исходя из такого желания — страдал в прошлом, страдает сейчас и будет страдать в будущем. Это неизбежно.

Такие размышления помогают ослабить тенденцию «почему я?», которая усугубляет страдание и заставляет вас упорно цепляться за желание, вызывающее его. Также они помогают развивать две важные установки, которые укрепляют умелые желания: ощущение смятения (samvega) от всеобщего характера страдания, и бдительность (appamada), помогающую не обмануться такими желаниями снова.

Неумелые желания не уступят, пока вы не сможете показать, что другие, менее маятные желания действительно могут принести большее счастье. Именно поэтому Будда придаёт особое значение необходимости учиться ценить плоды нравственной, щедрой жизни: радость заботы о счастье других людей, прочное самоуважение и достоинство в делании того, что трудно, но правильно. И поэтому суть пути состоит в состоянии блаженного, восстанавливающего силы собирания ума. Получив доступ к этому состоянию в своей медитации, вы получаете непосредственное внутреннее подтверждение того, что Будда был не просто занудой. Желания, которые он рекомендовал, действительно приносят счастье, которое дает вам силы придерживаться умелого пути.

Теперь следующий шаг: терпеливо и настойчиво придерживаться желания поступать умело во всех ситуациях. Здесь дело не только в усилии. Как скажет любой хороший спортивный тренер, часы тренировки не обязательно гарантируют результат. Нужно сочетать настойчивость с намерением, восприимчивостью, различением и изобретательностью. Замечайте, как сделать ваши действия более эффективными. Старайтесь найти систему в своих действиях. И в то же время привнесите в вашу практику разнообразие и игру, чтобы не скучать во время застоя и не расстраиваться при неудачах.

Будда говорит об этом в наставлениях о медитации. Когда вы уже освоили состояние собранности ума, находите сохраняющиеся в нём следы напряжения. Выясняйте закономерности этого напряжения: что в ваших действиях приводит к нему? Находите способы порадовать ум, когда он расстроен, освободить его, когда он закрепощён, уравновесить его, когда он становится беспокойным. Так вы учитесь получать удовольствие, решая проблемы, возникающие в медитации, а также ближе знакомитесь с тонкой структурой причинно-следственных связей в уме.

Четвертый шаг, — когда вы освоились с этой системой связей, раздвигайте её границы. Это, опять же, не просто вопрос приложения больших усилий. Это скорее применение воображения в исследовании неожиданных побочных ответвлений причин и следствий. Один знаменитый виолончелист как-то раз сказал, что самым его воодушевляющим концертом был тот, во время которого он порвал струну на своём инструменте, и решил закончить пьесу, играя на оставшихся струнах, на ходу решая, как это сделать. Наиболее явные струны медитации — это конкретные техники взращивания спокойствия и прозрения, но более интересны другие — допущения, лежащие в основе стремления к мастерству: недостаток, стратегия, диалог, ваше самоощущение. Можете ли вы научиться обходиться без них? В вашей медитации наступит момент, когда единственным способом достижения большего счастья станет испытание этих допущений. И это приводит к интересным парадоксам: Если желание возникает из чувства недостатка или ограниченности, что случится с желанием, когда оно приносит счастье, которое безгранично и полностью лишено недостатков? Каково это — не нуждаться в желании? Что произойдет с вашим внутренним диалогом, с вашим самоощущением? И если желание — это способ занять своё место в пространстве и времени, что произойдет с пространством и временем, когда желание отсутствует?

Будда поощрял такие вопросы, описывая пробужденного человека, как настолько неопределимого и неограниченного, что невозможно определить его местонахождение в этой жизни, или описать его после этой жизни, как существующего, как несуществующего, как ни то и ни другое, как то и другое вместе. Возможно, это звучит как абстрактная и недостижимая цель, но Будда показал её осуществление на своём примере. Прорвавшись сквозь ограничения причин и следствий, он был способен блестяще действовать и без них, в этой жизни, оставаясь счастливым даже в самых трудных обстоятельствах, сострадательно учил любых людей. И есть свидетельства о том, что не только монахи и монахини, но и миряне — даже дети — развили умелые желания до состояния, в котором чувствуется вкус пробуждения.

Так представьте же это. И прислушивайтесь к любому желанию, которое ведёт вас в этом направлении, ведь это ваш путь к подлинному счастью.

Это перевод статьи «Pushing the Limits: Desire & Imagination in the Buddhist Path» из сборника Thanissaro Bhikkhu «Purity of Heart: Essays on the Buddhist Path»
Текст можно копировать, переформатировать, распечатывать, публиковать – распространять любым способом при условии, что 1) он будет доступен безвозмездно; 2) все копии и производные от текста (включая переводы) сохранят ссылку на первоисточник; 3) во всех копиях и производных будет сохранён текст этой лицензии.
В остальном, права принадлежат автору оригинала.

rev.1 — 24.02.2017

Метки: , , , , ,
ae опубликовал в рубрике Thanissaro Bhikkhu, Перевод, Чистота сердца. Очерки буддистского пути.

Follow comments via the RSS Feed | Оставить комментарий | Trackback URL

Отправить комментарий

Чтобы комментировать - авторизуйтесь.

 


Система Orphus
Следить на Facebook или Twitter
Powered by Wordpress, Theme by Shlomi Noach, openark.org