Записи с меткой 'четыре благородные истины'

  • Раздвигать границы. Желание и воображение в буддийском пути.

    24.02.2017

    Как сказал однажды Будда, все явления коренятся в желании. Всё, что мы думаем, говорим или делаем — любой опыт — происходит от желания. Даже мы сами происходим от желания. Мы переродились в своём нынешнем состоянии, потому что желаем быть. Осознанно или нет, наши желания изменяют наше ощущение того, кто мы есть. Желание — это наш способ занять своё место в причинно-следственной матрице пространства и времени. Единственное, что не коренится в желании — это нирвана, потому что это прекращение всех явлений, и лежит она за пределами даже того, что Будда обозначает словом «всё». Но путь, который приводит к нирване, коренится в желании — в умелых желаниях. Путь к освобождению раздвигает границы умелых желаний, чтобы увидеть, как далеко они могут простираться. Читать дальше »

  • Жизнь — это не только страдание

    02.12.2010

    «Он показал мне яркость мира.»

    Вот так мой учитель, Ачан Фуанг, описал однажды его признательность своему учителю, Ачану Ли. Его слова застали меня врасплох. Я начал учиться у него совсем недавно — сразу после колледжа, где я узнал, что серьезные буддисты придерживаются негативных, пессимистичных взглядов на мир. А тут я встретил человека, который всю свою жизнь посвятил практике учения Будды, но говорил о яркости мира. Естественно, говоря «яркость», он не имел в виду удовольствия, связанные с искусством, едой, путешествиями, спортом, семейной жизнью или ещё какой-нибудь рубрикой воскресной газеты. Он говорил о более глубоком счастье, которое приходит изнутри. Чем ближе я узнавал его, тем сильнее ощущал насколько глубоко он счастлив. Ко многим людским притязаниям он мог относиться скептически, но я бы никогда не описал его как негативно настроенного или пессимистичного. Ближе к истине будет — «реалистичный». Однако я долгое время не мог избавиться от ощущения парадокса, которое я испытывал от того, что пессимизм буддистских текстов смог воплотиться в настолько счастливом человеке. Читать дальше »

  • Глава VIII: Развитие мудрости

    20.11.2010

    Хоть сосредоточение это последний фактор Благородного Восьмеричного Пути, само по себе сосредоточение кульминацию пути не знаменует. Достижение сосредоточения делает ум спокойным и устойчивым, объединяет связанные с ним факторы, открывает бесконечные возможности блаженства, ясности и могущества. Но само по себе оно не является достаточным для осуществления высочайшего достижения — освобождения от пут страдания. Для достижения окончания страдания требуется превратить Восьмеричный путь в инструмент исследования, использовать его для порождения прозрения, разоблачающего конечную истину о природе вещей. Читать дальше »

  • Распутать настоящее. Роль надлежащего внимания

    29.05.2010

    Если бы работа ума была проста, его проблемы были бы просты и легко решаемы. Будда, показывая как положить конец этим проблемам, мог бы оставить свои наставления простыми и краткими — единый подход, охватывающий всё происходящее в настоящем, благородный односоставный путь: лишь памятование, лишь сосредоточение, или лишь нереагирующее осознание. Или он мог бы вообще не озаботиться учительством, зная, что люди могут легко решить свои проблемы самостоятельно. «Доверяйте», мог бы он сказать, «своему врожденному характеру, своему врожденному пониманию», и на этом закончить. Но ум работает не так, и Будда учил иначе.

    Всего несколько минут, проведенных в наблюдении работы ума, могут показать, как она сложна и запутана. Это означает, что и проблемы ума также сложны. В частности, проблема страдания: Будда отмечает, что причины страдания переплетены и запутаны — как птичье гнездо, как нить в клубке.

    Как знает любой, кто решал сложную задачу, возможность найти решение зависит от того, как вы видите суть вопроса, — как вы определяете проблему и классифицируете её составные части. Понимая систему, вы можете решить на каких факторах сосредоточить внимание, как на главных условиях решения проблемы, а какие нужно игнорировать, чтобы они не завели в тупик. Структуризация проблемы подразумевает также выбор способов работы с каждым основным фактором, чтобы они не сохраняли и не обостряли эту проблему, а помогали решить её. Всё это сводится к тому, что сталкиваясь с проблемой, нужно знать какие вопросы полезно будет задать, а какие — нет.

    Например, если вы — врач скорой помощи, и вы сталкиваетесь с пациентом, который жалуется на боли в груди, вы должны быстро принять множество решений. Вы должны решить, какие анализы назначить, какие вопросы задать пациенту и какие физические симптомы искать прежде, чем вы сможете диагностировать его боли, как признак расстройства пищеварения, начинающегося сердечного приступа или чего-то совершенно другого. Вы также должны решить, какие вопросы не задавать, чтобы не попасть в ловушку бесполезной информации. Если вы сосредоточите внимание не на правильных симптомах, пациент может умереть, — или без необходимости провести ночь в палате интенсивной терапии, лишая такой возможности пациента, у которого действительно сердечный приступ. После того, как вы определились с диагнозом, вы должны назначить лечение и решить, как следить за его ходом, чтобы видеть действительно ли оно работает. Если вы неверно систематизировали симптомы, вы скорее принесете больше вреда, чем пользы. Если верно, — вы можете спасти жизнь.

    Тот же принцип применяется и в решении проблемы страдания, именно поэтому Будда придаёт первостепенное значение способности правильно понимать проблему страдания. Он называл эту способность yoniso manasikara, — основательное внимание, — и учил, что нет другого внутреннего качества, которое было бы более полезно в распутывании страдания и достижении освобождения (Iti 16).

    Своё самое подробное разъяснение основательного внимания (MN 2) он начинает с примеров безосновательного внимания, предметом которого выступают вопросы личности и существования: «Существую ли я?», «Я — не существую?» «Что есть я?» «Существовал ли я в прошлом?» «Буду ли я существовать в будущем?» Эти вопросы неуместны, поскольку они уводят к «уйме взглядов, чаще взглядов», таких как «Я обладаю личностью» или «Я не обладаю личностью», все они ведут к запутанности, а не к прекращению страдания.

    Основательное же внимание Будда описывает, как способность определить что, «Это страдание (палийское слово dukkha здесь означает как боль, так и мучение)», «Это возникновение страдания», «Это прекращение страдания» и «Это путь совершенствования, ведущий к прекращению страдания». Эти четыре категории Будда назвал в своей первой проповеди четырьмя благородными истинами. Способность структурировать вопрос страдания в соответствии с этими категориями позволяет, в конечном счете, положить конец проблеме страдания раз и навсегда. Вот поэтому их называют основательными.

    Наиболее очевидный урок, извлекаемый из такого способа различения основательного и безосновательного внимания, заключается в том, что безосновательное внимание структурирует проблемы ума с точки зрения абстрактных категорий, тогда как основательное внимание структурирует этот вопрос с точки зрения того, что может быть прямо замечено в непосредственном опыте как «Это… Это … Это … Это … » . Представления о личности и существовании лежат в основе абстрактного мышения, и множество философов утверждало, что они лежат в основе любых духовных исканий. Однако Будда заметил, что мысль «Я — тот, кто мыслит» является корнем всех видов разрастания концепций, типом мышления, который оборачивается во вред тому, кто его применяет. Те категории печально известны своей трудноопределимостью, часто они становятся расплывчатыми из-за произвольности терминологии. «Существую ли я?» — это зависит от того, что вы подразумеваете под «существую». «Обладаю ли я личностью?» — это зависит от того, что вы считаете «личностью». Мышление, руководствующееся такими определениями, часто становится жертвой скрытых побуждений, стоящих за этими определениями. Это означает, что они ненадежны.

    Однако страдание — это нечто знаемое непосредственно: дословесное, собственное, но всеобщее. Определяя проблемы ума в их связи со страданием, Будда основывает свои наставления на вполне надёжном стремлении, — желании слушателей положить конец всему своему страданию, — и сосредотачивает усилия на том, что не зависит от определений. В самом деле, он вообще никогда не предлагал формального определения термина «страдание». Вместо этого он показывает страдание на примерах, – таких, как страдание рождения, старения, болезни и смерти, — и затем определяет функциональную особенность всех форм страдания ума: привязанность к пяти совокупностям форм, чувств, распознаваний, умственного конструирования и сознания. Привязанность — это не страдание в целом, но это тот аспект страдания, на который полезнее всего обратить внимания в целях приведения страдания к прекращению.

    Хоть и есть одно место, где Будда определяет привязанность как страстное желание (SN 22.121), но он никогда в точности не описывает, что такое это страстное желание. В Аттхака Вагге (Sn 4), по-видимому старейшей части канона, долгое рассмотрение привязанности наполнено игрой слов и каламбурами, такой стиль препятствует попыткам систематизирования, разработке определений и разрастанию концепций. Смысл этого в том, что если вы хотите уточнить своё понимания привязанности, страстного желания и страдания, — вы не можете цепляться к словам и текстам. Вы должны глубже вглядываться в свой текущий опыт.

    Неоднократно указывая на непосредственный опыт, Будда однако не выступает против любых мыслей и понятий. Способность различать четыре категории основательного внимания требует размышления, анализа, — такого размышления, которое исследует прошлое понимание и непонимание, и взвешивает то, что происходит в настоящем; такого анализа, который может вскрыть связи между действиями и их результатами, может оценить их с точки зрения пользы. Есть, например, желания, которые действуют как причина страдания, и есть другие желания, которые составляют часть пути, ведущего к прекращению страдания. Хоть Будда в общих чертах рассказал, как действуют желания разных видов, вы должны научиться тщательно и честно отслеживать собственные желания, чтобы определить к какого рода желаниям они относятся.

    Анализируя настоящее с точки зрения тех четырех категорий, вы следуете по стопам Будды в его пути к Пробуждению. Сосредоточившись на привязанности, как на основной особенности страдания, он искал условия, лежащие в её основе, и нашел их в трех видах жажды: чувственной жажде, жажде состояний существования и жажде уничтожения состояний существования. Затем он определил прекращение страдания, как полное бесстрастие к жажде, прекращение жажды, освобождение от тех форм жажды. Также он определил качества ума и способы тренировки, которые приведут к прекращению — правильные воззрения, правильное намерение, правильная речь, правильное действие, правильные средства к существованию, правильное усилие, правильное памятование и правильная собранность ума — всё это, как возможность, присутствует в настоящем.

    Итак, текущий момент, к которому вас направляет Будда — это не монолитное целое, Будда обращает ваше внимание на четыре значимые явления, которые вы можете в нём обнаружить. Это так, потому что в изменениях, которые мы испытываем от момента к моменту, есть система. Изменения никогда не бывают настолько случайными или коренными, что знание, полученное в прошлом, оказывается бесполезным в настоящем. Концепции всё ещё играют важную роль, хоть они и лишены свежести непосредственного здесь-и-сейчас. Если вы сунете палец в огонь — вы непременно обожжётесь. Если вы плюете против ветра — плевок непременно вернется. Такие уроки хорошо бы держать в уме. Хоть принципы, определяющие страдание, могут быть более запутанными, чем в случаях огня и ветра, но такие принципы существуют. Их можно изучить, ими можно овладеть, и четыре категории основательного внимания имеют решающее значение в овладении этими принципами и направлении их к прекращению страдания.

    С практической точки зрения, выделение различных категорий имеет смысл, только если вы обходитесь с каждой категорией разным способом. Например, врач, который разрабатывает теорию 16 видов головной боли только для того, что лечить их все аспирином — тратит время впустую. Но тот, кто заметил, что различные виды головной боли поддаются на различные виды лечения, и разработал точный тест для различения головных болей, — тот сделал подлинный вклад в медицинскую науку. Тот же принцип применим к категориям основательного внимания. Как Будда говорил, рассказывая о своем Пробуждении, когда он распознал каждую из четырех категорий, он увидел, что с каждой из них нужно обходиться особенным способом. Страдание должно быть постигнуто, его причина — устранена, его прекращение — осуществлено, а путь к его прекращению — полностью развит.

    Это значит, что раз вы осваиваете искусство медитации, вы не можете одинаково относиться ко всему, что происходит в настоящем. Вы не можете просто не реагировать, или просто принимать всё, что происходит. Если в уме случаются мгновения тишины и легкости, вы не можете просто заметить их и позволить им закончиться. Вы должны научиться развивать их до состояния джханы — состояния удовольствия и восторга собранности ума, которая составляет суть пути. Когда случается умственное страдание, вы не можете просто отпустить его. Вы должны полностью использовать свои способности к собиранию ума и различению, чтобы постараться понять привязанность, лежащую в его основе.

    Будда и его последователи развивают это положение в изложениях способов применения основательного внимания к различным аспектам настоящего. Применительно к пяти совокупностям форм, чувств и т.д., основательное внимание означает такое их рассмотрение, которое приводит к ощущению бесстрастия, которое поможет ослабить привязанность (SN 22.122). Применительно к восприятию красоты или раздражения, оно означает такое их рассмотрение, которое не позволит им стать препятствиями на пути правильной собранности ума, — чувственным желанием или недоброжелательностью. Применительно к чувствам, связанным с покоем или восторгом, оно означает такое их рассмотрение, которое поможет развить их как факторы Пробуждения. (SN 46.51).

    Даже в рамках одной конкретной категории, нет единого подхода, который сработает во всех случаях. В одной из своих речей Будда отмечает, что некоторые неумелые состояния ума ослабевают и исчезают, если вы просто безмятежно наблюдаете за ними, тогда как другие требуют активного усилия, чтобы отбросить их (MN 101). В другой речи он развивает это замечание, рекомендуя пять способов обращения с отвлекающими мыслями: замена их более умелыми мыслями, сосредоточение на их недостатках, сознательное игнорирование, ослабление напряженности, которая используется для их поддержания, и подавление их силой (MN 20). Однако ни в одной из речей он не дает жестких и определенных правил, говорящих какой тип мыслей поддастся определенному подходу. Вы должны выяснить это сами, оттачивая способность различение путём проб и ошибок, чтобы узнать, что работает, а что не работает в каждой конкретной ситуации.

    Тот же принцип применяется к умелым состояниям ума. В кратком изложении наставлений Будды, крыльях Пробуждения, перечислены семь способов познания пути к прекращению страдания — четыре способа установления памятования, четыре основы успеха, четыре правильных усилия, пять сил, пять способностей, семь факторов Пробуждения, и благородный восьмеричный путь. И опять же, это ваша задача — узнать путём проб и ошибок, какой способ познания пути наиболее полезен в ваших тренировках в любой конкретный момент времени.

    Это значит, что применение основательного внимания к умелым и неумелым состояниям ума, — это не то дело, которое нужно сделать единожды. Всякая работа, связанная с каждой из четырех категорий основательного внимания, должна быть проверена пробами и ошибками и освоена как навык. Заимствуя аналогию из канона, полное Пробуждение это не вопрос надежды попасть в яблочко, только взяв в руки лук и стрелу. Прозрение Пробуждения достигается в тренировке на соломенном чучеле до тех пор, пока вы не будете способны «стрелять на большие расстояния, стрелять точно и быстро, и пробивать массивные мишени» (AN 9.36).

    Как отметил Будда в своей первой проповеди, он не притязал на пробуждение до тех пор, пока в полной мере не овладел работой, соответствующей всем четырем категориям. Полностью развив факторы пути, он полностью постиг пять совокупностей привязанностей так, что оставил к ним всякую страсть и жажду. Именно тогда он вполне осуществил прекращение страдания. При этом, категории основательного внимания не исчерпывают своего применения, даже когда их работа в решении проблемы страдания закончена. Как отмечает Дост. Сарипутта, даже полностью пробужденный арахант по-прежнему будет применять их к опыту, чтобы пребывание ума в здесь-и-сейчас было радостным. (SN 22.121).

    Во всех случаях, основательное внимание означает видение вещей с точки зрения их функции — того, что они могут сделать, и сам акт основательного внимания — это делание, соответствующее тому, чем они могут быть полезны уму. А проверяется основательное внимание полезностью его в приведении страдания к прекращению. Если мы сравним это с примерами безосновательного внимания, которые приводит Будда, мы увидим, что внимание будет безосновательным, если оно определяет вещи с точки зрения бытия и личности, а основательны, — когда определяет их с точки зрения действий и их результатов. В самом деле, основательное внимание и само бытие рассматривает как действие, при этом каждый акт бытия или допущение личности оцениваются удовольствием или болью, которые от них происходят. Когда мы смотрим на себя с основательным вниманием, мы сосредотачиваемся не на том, что мы есть, а на том, что мы делаем — и, в частности, на том, насколько неумелы – ведут к страданию – наши действия; или умелы – ведут к прекращению страдания.

    Этот момент важно иметь в виду, когда мы размышляем о двух видах критических отзывов, которые выдвигают против четырех категорий основательного внимания. Первым из них является утверждение о том, что категории основательного внимания ограничивают видение полноты и разнообразия жизни, что они не охватывают всей бесконечности возможных способов обращения с опытом. Разрабатывая теорию бытия, вы можете утверждать, что чем большее разнообразие она подразумевает, тем лучше. Но выбирая врача, вы вряд ли хотели бы такого, который намерен изучить всё бесконечное разнообразие подходов к лечению вашей болезни. Вы хотите врача, который использует подходы, которые наиболее действенны. Это же верно и по отношению к основательному вниманию. Четыре категории и сопровождающая их работа, предназначены не для того, чтобы охватить действительность целиком, а для того, чтобы сосредоточить ваше внимание на факторах, которые важны, как средство решения вашей основной проблемы. Будда ограничивается этими четырьмя категориями, потому что не хочет, чтобы вы отвлеклись от проблемы.

    Второй критический отзыв состоит в том, что четыре категории двойственны, и, следовательно, они хуже недвойственного видения мира. При разработке теории бытия, опять же, вы можете утверждать, что недвойственная теория будет выше двойственной — на том основании, что недвойственная теория бытия объемлет больше, чем двойственная, является более унифицированной теорией. Но основательное внимание — это не теория бытия. Это руководство к действию в настоящем. Настоящий момент настолько запутан и сложен, что множественность категорий основательного внимания — это скорее сила, чем слабость. Не ограничивая вас одним способом понимания и действия в настоящем, основательное внимание даёт вам более дифференцированное понимание и широкий выбор вариантов действия с узлами и сложностями страдания.

    Когда предложены варианты решения проблемы, то, в принципе, ни один из них не превосходит остальные. Важно то, что вариантов достаточно, чтобы соответствовать проблеме, но не настолько много, чтобы они скрывали решение и сами становились проблемой. Другими словами, оценивать варианты следует не в соответствии с абстрактным принципом, а в соответствии с тем, что они позволяют совершить. Хотя Будда описывает свой путь к прекращению страдания как такой способ делания, который, в конечном счете, положит конец деланию, но до тех пор, пока вы всё ещё что-то делаете, основательное внимание гарантирует, что ваше делание соответствует пути: Вы знаете за какие нити в узле тянуть, а какие не трогать. И как только вы распутаете проблему страдания, всё остальное тоже будет распутано.

    Это перевод статьи « Untangling the Present. The Role of Appropriate Attention» из сборника Thanissaro Bhikkhu «Purity of Heart: Essays on the Buddhist Path»
    Текст можно копировать, переформатировать, распечатывать, публиковать – распространять любым способом при условии, что 1) он будет доступен безвозмездно; 2) все копии и производные от текста (включая переводы) сохранят ссылку на первоисточник; 3) во всех копиях и производных будет сохранён текст этой лицензии.
    В остальном, права принадлежат автору оригинала.

    rev.1 — 29.06.2014

  • Глава II: Правильные взгляды (Samma Ditthi)

    07.04.2010

    Восемь факторов Благородного Восьмеричного Пути – это не последовательность шагов, которые нужно предпринять один за другим. Лучше описать их не как шаги, а как компоненты, подобные жилам кабеля — для развития максимальной мощности все они должны работать одновременно. На определенной стадии развития, все восемь факторов могут присутствовать одновременно, поддерживая друг друга. Однако пока этот момент не настал, путь с неизбежностью будет развиваться последовательно. Рассмотренные с т.з. практической подготовки, восемь факторов пути подразделяются на три группы: (i) группа моральной дисциплины (silakkhandha), состоящая из правильной речи, правильного действия и правильных средств к существованию; (ii) группа сосредоточения (samadhikkhandha), состоящая из правильного усилия, правильного памятования и правильного сосредоточения; и (iii) группа мудрости (paññakkhandha), состоящая из правильных взглядов и правильного намерения. Эти три группы представляют собой три этапа обучения: упражнение в возвышенной моральной дисциплине, упражнение в возвышенном сознании, и упражнение в возвышенной мудрости. Читать дальше »

  • Глава I: Путь к прекращению страдания

    04.04.2010

    Поиск духовного пути порождён страданием. Он начинается не в свете и радости, но в боли, разочаровании и растерянности. Однако страдание, способное привести к подлинному духовному поиску, должно превосходить по силе страдание, которое обычно причиняет столкновение с внешними обстоятельствами. Оно должно инициировать внутреннее постижение, восприятие, которое проникает сквозь поверхностное самодовольство обычного взаимодействия с миром, чтобы осветить опасности, вечно зияющие у самых наших ног. Читать дальше »

 


Система Orphus
Следить на Facebook или Twitter
Powered by Wordpress, Theme by Shlomi Noach, openark.org